Breaking News

Главная » Госзакупки » Без срока давности, или Как национализировать Межигорье?

Без срока давности, или Как национализировать Межигорье?

В Львове создан прецедент «обнуления» стандартного трехлетнего срока исковой давности, которое может иметь далеко идущие последствия. В том числе и для Виктора Януковича с его Межигорьем. Об этом в статье «Наших Денег. Львов».

10 января судья Хозяйственный суд Львовской области Тарас Рим принял решение, которое может иметь далеко идущие последствия.

Если кратко — суть решения заключается в возможности возврата в государственную собственность имущества, которое было приватизировано бог знает когда, позже несколько раз перепродавалось, в результате чего последний владелец уверенно мог рассчитывать на статус добросовестного приобретателя имущества.

Однако дьявол, как известно, кроется в деталях. Суть истории такова.

в Львове Центральный парк культуры и отдыха им. Б.хмельницкого, который, как понятно уже из названия, распоряжается немаленькой и достаточно дорогой по нынешним меркам территорией и некоторыми объектами недвижимости.

в Свое время на территории парка построили павильон «Юность», который летом 1992 года частная фирма «Жубер» сначала арендовал, а 12 ноября 1992 года заключила договор купли-продажи с директором парка, согласно которому «Юность» перешла в собственность «Жубера». ЧПТП «Жубер» павильон перестроил, превратив в дом площадью 735 кв.м., зарегистрировал его в БТИ по адресу, Львов, ул. Лижв’ярська, 42, и в 1996 году продал его производственно-торговом хозяйственному объединению «Концерн «Симекс». «Симекс» в свою очередь в 2008 году продал этот дом Оксане Баляш, жене влиятельного львовского бизнесмена Олега Баляша.

Баляши решили еще раз реконструировать дом — на этот раз на офисный центр. Учитывая масштабы строительства и его расположение, ожидаемо начались протесты — сначала отдельных депутатов горсовета, позже районной прокуратуры, потом — судебные иски. Спорили, строительство ведется в пределах парка, что, разумеется, категорически запрещено законом, или все же развивается частная собственность.

Однако все оказалось гораздо интереснее.

В апреле 2012 года прокуратура Галицкого района Львова, по результатам проверки законности отчуждения дома, обнаружила, что подпись тогдашнего директора парка на договоре купли-продажи 1992 года сфальсифицированы. То есть печати проставлены настоящие, а вот подпись директора парка ему не принадлежит. К тому же, выяснилось, что тогдашний павильон «Юность» формально не принадлежал парковые, поскольку Львовский горсовет никогда не давала на это разрешения. На этом основании в мае 2012 года прокурор Галицкого района обратился в суд с требованием признать недействительным договор купли-продажи от 12.11.1992 г., заключенный между Центральным парком культуры и отдыха им. Б.хмельницкого и ЧПТП «Жубер». Истцами стали исполком Львовского горсовета и Минэкологии.

10 января 2013 года судья Административного суда Львовской области Тарас Рим принял такое решение, тем самым признав недействительным весь дальнейший цепочку реконструкций и перепродаж. Недвижимость, отчуждена более 20 лет назад, вернулась в собственность львовской территориальной общины.

В резолютивной части решения наиболее интересной является аргументация суда, которая позволила признать договор купли-продажи недействительным, несмотря на то, что прошло больше 20 лет, то есть вышел срок исковой давности.

Первое. Суд удовлетворил ходатайство прокуратуры о продлении сроков сроков обращения с исковым заявлением в суд, поскольку факт фальсификации подписи директора парка было установлено лишь в 13 апреля 2012 года, а прокуратура подала иск уже через четыре дня. Согласно Гражданскому кодексу Украины (ст. 261, ч.1), «ход исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или могло узнать о нарушении своего права или о лице, которое его нарушило».

Второе. Основанием для решения суда стали еще советские нормы законодательства. поскольку на момент заключения договора в 1992 году был действующим Гражданский кодекс УССР, согласно которому (ст. 145) покупатель по оспариваемому договору обязан был проверить право собственности продавца на объект купли-продажи, однако этого не сделал. Напомню, что директор не имел права продажи имущества.

в-Третьих. Лицо фальсификатора подписи не установлен и устанавливать ее никто не будет.

Что из этого следует? Кроме существенных материальных потерь для бизнес-семьи Баляшив, есть гораздо более важные последствия казалось бы проходного хозяйственного решения львовского суда. Приобретение собственности в Украине, особенно учитывая обстоятельства приватизации в далеких 90-х, нередко сопровождались похожими «недоразумениями». После перепродажи новые владельцы такого имущества приобретали стасус «добросовестных приобретателей». В конце концов, они таковыми и являются — заплатили деньги, проверили документы у продавца. Никто не отслеживает всю цепочку перепродаж.

Тем более, что создан прецедент «обнуления» стандартного трехлетнего срока исковой давности.

Юристам, работающим на оппозицию, стоит подробнее изучить это решение. Потому Межигорье после очередной победы добра и справедливости в Украине именно в государственную собственность не вернется.

Наталья Онисько, «Наши Деньги. Львов»

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Наверх